19.07.2024

Позвольте поблагодарить Российское председательство Совета Безопасности ООН за приглашение принять участие в дебатах по тематике взаимодействия ООН и региональных организаций – ОДКБ, СНГ, ШОС.

Высоко оцениваю свое участие в заседании главного органа Всемирной Организации, ответственного за поддержание глобального мира и международной безопасности. Убежден, что сегодняшние дебаты будут способствовать выработке новых, дополнительных механизмов сотрудничества Организации Объединенных Наций с ОДКБ, СНГ и ШОС - ведущими региональными организациями, действующими на евразийском пространстве безопасности.

19.07.2024

Генеральный секретарь ОДКБ Имангали Тасмагамбетов принял участие в дебатах на тему «Сотрудничество ООН с региональными организациями: ОДКБ, СНГ и ШОС», состоявшихся 19 июля 2024 года в Совете Безопасности ООН.

01.07.2024

Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности Имангали Тасмагамбетов в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал, стремится ли ОДКБ стать противовесом НАТО, о ситуации в Восточно-Европейском регионе коллективной безопасности, о роли Беларуси в организации и о том, какая инициатива Президента Беларуси стала важной и своевременной для ОДКБ.

01.07.2024

В период с 17 по 28 июня 2024 года в Академии управления МВД России для представителей руководящего состава иностранных государств проводился специализированный двухнедельный тренинг по организации деятельности правоохранительных органов и специальных служб государств – членов ОДКБ по обеспечению коллективной безопасности.

Аналитическая записка Центра ближневосточных исследований ИМЭМО РАН на тему: «Кризис в Газе: причины, динамика, последствия»

Аналитическая записка Центра ближневосточных исследований ИМЭМО РАН на тему: «Кризис в Газе: причины, динамика, последствия» 01.12.2023

1. Предыстория конфронтации и ее начало

Радикальное движение ХАМАС возникло еще в период первого палестинского восстания (интифады) в период 1987-1990 годов. Его оплотом стал Сектор Газы, где скученность и тяжелые условия жизни делали палестинцев особенно враждебными по отношению к Израилю.

Открытый приход движения ХАМАС к власти в Газе стал возможен после вывода оттуда частей израильской армии и эвакуации еврейских поселений в 2005 г. в рамках плана одностороннего размежевания, разработанного премьер-министром Ариэлем Шароном. Это произошло по прагматическим соображениям: для Израиля Газа всегда была тяжёлым бременем в связи с высокой концентрацией радикально настроенного населения, большим числом беженцев, бедностью, полнейшей бесперспективностью.

В 2006 г. ХАМАС получил большинство голосов на выборах в палестинский парламент. Этому способствовало отсутствие коррупции в его рядах и активная благотворительность. Помогали детям со школой, открывали детские сады, женщинам давали возможность подработать. На этом рос политический капитал ХАМАС.

В 2007 г. ХАМАС уничтожил или выдворил из Газы всех представителей ФАТХ (организации, сформировавшей Палестинскую администрацию и представляющую ООП - единственного законного представителя палестинского народа). Во время правления ХАМАС периодически случались обострения, Израиль не раз проводил наземные операции вдобавок к регулярным бомбардировкам и обстрелам. Были и случаи с заложниками.

Начало нынешнего обострения палестино-израильского конфликта пришлось на пятидесятую годовщину т.н. «Войны Судного дня» 1973 г. Старт эскалации дал запуск тысяч ракет, выпущенных из Газы по израильской территории, который сопровождался вторжением вооружённых групп ХАМАС. Внезапность и жестокость прорыва, в сочетании с длительным и тщательным планированием операции, привели к беспрецедентным потерям с израильской стороны (около 1500 погибших, тысячи раненых и 240 захваченных в заложники). Все это вызвало у граждан Израиля ассоциации с войной 1973 г. и даже с Холокостом.

Нападение продемонстрировало неготовность израильских сил безопасности не только к предотвращению, но и к немедленному отражению подобных угроз: подкреплениям потребовалось несколько часов для того, чтобы добраться до захваченных районов, и несколько дней, чтобы «зачистить» территорию. Атака оказалась беспрецедентной и в другом смысле. Израилю впервые за долгое время пришлось воевать на своей земле, что противоречит одному из ключевых принципов его стратегии. Такое развитие событий произвело большой психологический эффект на израильское общество и элиту и привело к ответным жестким действиям, в которых был заинтересован ХАМАС. Его лидеры рассчитывали на эскалацию конфликта, чтобы получить поддержку общественности других стран региона.

2. Причины эскалации

Можно отметить несколько причин и факторов, приведших к переходу конфликта в кризисную стадию и определивших высочайший уровень его интенсивности.

1. Главной причиной стало отсутствие перспектив урегулирования палестино-израильского конфликта, а также тяжёлые условия жизни палестинского населения, прежде всего в Газе. Все это неизбежно способствовало росту религиозно-идеологического радикализма населения Палестины и Газы в особенности, а также превращению вооруженного насилия в единственный эффективный инструмент политической борьбы. С 2022 г. в Израиле не прекращались теракты, основными исполнителями которых были палестинцы с Западного берега реки Иордан (а иногда и из самого Израиля), как правило, не связанные с какой-то конкретной группировкой. Израильские силы безопасности провели несколько контртеррористических операций, которые не способствовали снижению уровня антиизраильских настроений в палестинской среде. Повышенная террористическая активность на Западном берегу также могла отвлечь внимание и значительную часть ресурсов сил безопасности.

2. Росту напряжённости способствовала политика консервативного и религиозного правительства Израиля, пришедшего к власти в конце 2022 г. Провокационная риторика и поступки, возросшая поселенческая активность на оккупированных территориях, радикализация вооруженных поселенцев вызывали ответные действия палестинцев. Особенно остро воспринимались попытки изменить правила посещения Храмовой горы, где находится мечеть Аль-Акса и другие святыни, и претензии на совершение там иудейских ритуалов. Не случайно, операция ХАМАС получила название «Потоп Аль-Аксы».

3. ХАМАС провел тщательную подготовку к нападению, что определило и неожиданность прорыва, и способность сил ХАМАС выдерживать израильские бомбежки и военные действия внутри Газы.

4. Длительный внутриполитический кризис в Израиле, усугублённый попыткой правительства Биньямина Нетаньяху провести крайне спорную судебную реформу, мог создать у ХАМАС и поддержавших их материально и морально сил на Ближнем Востоке впечатление уязвимости и нестабильности еврейского государства. Ежедневные многотысячные демонстрации протеста могли восприниматься как раскол общества и ослабление его мобилизационных возможностей. Дополнительным фактором были публичные политически мотивированные конфликты израильского руководства с военным истеблишментом, а также отказ множества резервистов от участия в сборах в знак протеста против судебной реформы.

5. Движение Израиля и Саудовской Аравии к нормализации двусторонних отношений при смещении палестинского вопроса (хотя и сохранявшего свою значимость на декларативном уровне) на второй план могло стать дополнительным фактором, побудившим ХАМАС привлечь к себе международное внимание и действовать так решительно – нужно было не допустить активизации саудо-израильского диалога.

3.Внутриполитический израильский контекст

Неспособность израильского руководства обеспечить безопасность своих граждан вызвала серьёзную общественную критику. Рейтинг действующей власти резко упал: популярность правящего «Ликуда», согласно результатам опроса газеты «Маарив» (он проводился 11–12 октября), снизилась более чем в полтора раза (вместо 32 мест они получили бы 19), а оппозиционного «Национального лагеря» — выросла почти в четыре раза (41 место по сравнению с нынешними 12).

Помимо этого, ожидаемо упал уровень популярности премьера Б.Нетаньяху: лишь 21% опрошенных хотели бы видеть его на посту главы правительства после войны. Израильский внутриполитический кризис далёк от завершения, однако военные действия неизбежно приведут как минимум к временному сплочению израильского общества и политической элиты. К чрезвычайному правительству национального единства на время военных действий присоединилась часть членов оппозиционной партии «Государственный лагерь», в том числе её глава Бени Ганц, который был министром обороны в коалициях 2020–2021 и 2021–2022 гг. Он вошёл в «кабинет войны», частью которого также являются Биньямин Нетаньяху и действующий министр обороны Йоав Галант.

4. Международный контекст

США безоговорочно поддержали операцию Израиля против ХАМАС, в т.ч. выделили финансовую помощь, организовали поставки вооружения, боеприпасов, направили в Восточное Средиземноморье две авианосные ударные группы, чтобы не допустить вмешательства в конфликт Ирана и его союзников. Вашингтон также заявил о выделении дополнительной военной помощи в 2024 г., запрошенной Иерусалимом (часть финансирования, впрочем, пока обсуждается и стала предметом внутриполитической дискуссии). Цель этих шагов – как и неоднократных поездок Дж. Байдена, госсекретаря Э.Блинкена, руководителя ЦРУ У.Бернса и других официальных представителей США в регион – заключалась в предотвращении дальнейшей региональной эскалации и открытия новых антиизраильских фронтов, в частности, со стороны Ирана и его союзников и прокси (движение Хезболла).

Администрация Байдена приложила значительные усилия, чтобы убедить израильтян делать ежедневные гуманитарные паузы, чтобы мирное население могло перебраться в более безопасные районы. Данный шаг был нужен, чтобы снизить градус критики в адрес Тель-Авива и Вашингтона. При этом США последовательно блокировали на уровне Совбеза ООН или голосовали против любых решений Генассамблеи ООН, осуждающих действия Израиля. Американские дипломаты инициировали консультации с арабскими странами для решения вопроса о будущем статусе этого палестинского анклава. Вашингтон рассчитывает, что нефтяные монархии Залива возьмут на себя основную финансовую нагрузку по восстановлению Газы.

Власти большинства европейских стран солидаризировались с Израилем, о чем свидетельствуют регулярные визиты политиков и высокопоставленных чиновников. Налицо также готовность оказать определенную военную поддержку Израилю в случае столкновения с Ираном или его союзниками. С осуждением действий ХАМАС выступил ряд европейских государств (в том числе Великобритания, Германия, Франция, Италия и многие другие). Однако европейским официальным лицам приходится действовать с оглядкой на общественное мнение в своих странах, где довольно сильны пропалестинские настроения, особенно среди левых политических сил и мигрантских общин. Поэтому европейцы больше делают публичных заявлений о необходимости предотвратить гуманитарный кризис в Газе и возобновить мирный процесс.

5. Позиция арабских государств

Арабские страны заняли выжидательную позицию, и в целом их реакция отличалась определенной сдержанностью. Саудовская Аравия провела 11-12 ноября в Эр-Рияде экстренные саммиты Организации исламского сотрудничества и Лиги арабских государств. Эти мероприятия были организованы, чтобы продемонстрировать Израилю и США солидарность мусульманских стран и их недовольство военной операцией в Газе. Фактический правитель страны наследный принц Мухамед бин Салман обвинил Израиль в нарушении международного права, создании гуманитарного кризиса и заявил о необходимости создания палестинского государства. Однако на практике Саудовская Аравия ограничивалась дипломатическими демаршами, критической риторикой и сбором благотворительных пожертвований в пользу палестинцев. Власти королевства контролировали освещение кризиса в СМИ и не допускали массовых публичных акций в поддержку палестинцев.

Схожим образом ведут себя и другие арабские государства. Египет на словах поддерживает палестинцев, но принимает все возможные меры, чтобы не допустить неконтролируемого наплыва беженцев из Газы. Египетские эксперты из госструктур осторожно рассуждают о том, что для прекращения кровопролития можно было бы вывезти боевиков ХАМАС из Газы, как это было сделано с отрядами Организации освобождения Палестины, блокированными израильскими войсками в Западном Бейруте в 1982 году. Следует обратить внимание на позицию Алжира, который на фоне кризиса вокруг Газы активно призывает арабские страны занять более жесткую позицию по отношению к Израилю – прекратить начатый в 2020 году процесс нормализации и добиваться прекращения оккупации.

Арабские государства не скрывают возмущения позицией США в отношении кризиса вокруг Газы. Они обратили внимание, что реакция со стороны администрации Дж. Байдена была очень быстрой, очень эмоциональной и произраильской. Отправка в регион американских экспедиционных сил была воспринята арабским странами, как стремление США подстегнуть эскалацию в регионе.

6. Турция и Иран

Турция занимала пропалестинскую позицию в течение всего периода правления Р.Т. Эрдогана и его исламистской Партии справедливости и развития (ПСР). С 2009 по 2022 гг. между Турцией и Израилем продолжался дипломатический конфликт из-за Палестины. Только в 2022 г. две страны вернули обратно послов, восстановив свои отношения до полноценного уровня.

В первые дни кризиса в Газе Анкара занимала сдержанную позицию, призывая обе стороны к прекращению огня и пытаясь сохранить нормализацию своих отношений с Израилем. Однако масштабы израильской операции и массовые протесты против нее, начавшиеся по всей Турции, подтолкнули турецкое руководство к ужесточению своей риторики.

Президент Р.Т. Эрдоган заявил в парламенте страны, что «Израиль является террористическим государством», а члены ХАМАС - «это бойцы сопротивления, которые защищают свою родину». Эрдоган также анонсировал планы Анкары привлечь военно-политическое руководство Израиля к Международному уголовному суду по обвинению в военных преступлениях.

Турция участвует в оказании гуманитарной помощи палестинцам и выражает готовность принимать на лечение раненых. В стране набирает обороты кампания по бойкоту товаров, израильского производства, и продукции западных брендов, которые выразили поддержку действиям Израиля. Критика Израиля дополняется критикой США и американской политики на Ближнем Востоке.

Иран был одной из немногих стран, приветствовавших нападение ХАМАС на Израиль 7 октября 2023 г. Израиль рассматривается в Иране как враждебное государство, и некоторые иранские политики даже заявляли о необходимости его уничтожения. Израиль крайне агрессивно выступает против ядерной программы Ирана, его экспансионистской региональной политики с опорой на прокси, а также создания мощного ВПК. Израильские ВВС периодически наносят удары по иранским объектам в Сирии. Внутри Ирана есть политики, поддерживающие прямое вмешательство в конфликт в Газе. В Меджлисе развернулась целая пропагандистская кампания, когда депутаты начали собирать списки тех, кто готов поехать в Газу добровольцем.

Однако верховный лидер Али Хаменеи проявляет сдержанность. Во время переговоров с главой политбюро ХАМАС Исмаилом Ханией, он попросил своего визави заставить замолчать голоса, которые призывают Иран и союзное ему ливанское движение Хезболла вмешаться в войну. Высшее руководство Ирана осознает риски расширения конфликта и готово поддерживать силы сопротивления политически и информационно. Таким образом жесткая риторика Тегерана не обязательно транслируется в практическую политику.

Однако не следует трактовать сдержанность Ирана в вопросе палестино-израильского конфликта как проявление слабости. Тегеран предпочитает постепенно расширять свою сферу влияния с опорой на лояльные местные группировки, а насилие использует очень дозировано и точечно, избегая прямой конфронтации. Поэтому задача оказания давления на Израиль, а заодно на США, была делегирована союзным Исламской республике негосударственным акторам в Ливане, Сирии, Ираке и Йемене.

7. Перспективы развития конфликта

Вступление других государств региона в конфликт с Израилем представляется маловероятным, однако, в случае затягивания боевых действий в Газе будут активизироваться Хезболла и йеменские хуситы. Израильские вооруженные силы, которые командование вынуждено держать на севере, и ливанское движение «Хезболла» обмениваются болезненными ударами и несут потери, но все происходящее не сигнализирует о готовности Ливана вступить в войну. Руководство «Хезболлы» пытается продемонстрировать солидарность с палестинцами и в то же время не оказаться втянутым в большой конфликт с Израилем. Военный потенциал «Хезболлы» значителен, но он предназначен не столько для наступления, сколько для сдерживания Израиля. Движение с 2006 года пользуется статусом «защитника от Израиля», что поддерживает его политические позиции внутри страны, а масштабные боевые действия с бомбардировками и боями на земле могут очень сильно обескровить группировку.

Йеменское движение «Ансар Алла», т.н. хуситы, - это единственная сила, которая публично и официально вступила в конфликт на стороне ХАМАС. В реальности у них нет возможности серьезно повлиять на ситуацию вокруг Газы, а их ракетные обстрелы Израиля и захват судов, принадлежащих израильским компаниям, больше похожи на эффектные жесты, предназначенные для поднятия боевого духа собственного населения и привлечения внимания. При этом обстрелы Израиля с территории Йемена не носят массированного характера и вряд ли достигнут цели, с учетом достаточно работоспособной системы противоракетной обороны Израиля.

8. Дальнейшая динамика кризиса: сценарии

Судя по всему, кризис в Газе будет носить затяжной характер. Декларируемые Израилем цели – уничтожение ХАМАС и освобождение заложников не предусматривают быстрой развязки и компромиссных решений. Большие споры уже сейчас вызывает будущий статус сектора Газы, тем более что нынешнее израильское политическое руководство, рассматривая операцию в Газе как своего рода реабилитацию за все допущенные просчеты, занимает крайне жесткие позиции.

На международном уровне обсуждаются три сценария. Первый - передача Газы под управление Палестинской национальной администрации (ПНА), которая враждебно относится к ХАМАС и сотрудничает с Израилем в сфере безопасности.

Второй (маловероятный) сценарий – передача Газы под контроль миротворцев ООН, арабских стран или внерегиональных держав. У Израиля имеется негативный опыт вывода войск из Южного Ливана, где несмотря на присутствие миротворцев, активно действуют силы Хезболлы.

Третий сценарий, на котором настаивает нынешнее израильское руководство, – зачистка северной части Газы и восстановление израильского военного контроля над Сектором. Такой подход не исключает частичной реализации первого сценария, например, в плане координации действий со спецслужбами Палестинской национальной автономии (ПНА), с которыми у Израиля хорошо отработано взаимодействие.

Полная или частичная повторная оккупация Газы ставит вопрос о судьбе палестинского населения. Правые силы в Израиле были бы заинтересованы в его вытеснении в другие арабские государства, прежде всего, в Египет, но ни одно региональное государство такой вариант не поддержит.

Серьезным вопросом станет восстановление Газы после завершения военных действий. Нефтяные монархии Залива могут частично проспонсировать восстановление Газы, если после кризиса возобновится процесс палестино-израильского урегулирования.

Относительно перспектив создания палестинского государства есть две противоположные точки зрения. Согласно одной, Израиль после разгрома ХАМАС может пойти на какие-то уступки палестинцам, чтобы продолжить нормализацию отношений с арабским миром и убедить нефтяные монархии вложить деньги в восстановление Газы. Согласно другой точке зрения, Израиль так напуган событиями 7 октября, что не потерпит рядом никакого палестинского государства, даже демилитаризованного.

На фоне обострения обстановки оказалась замороженной инициатива по налаживанию официальных отношений между Израилем и Саудовской Аравией, а также поставлена на паузу дальнейшая нормализация отношений между Израилем и арабскими государствами.

Влияние кризиса на процессы региональной деэскалации может быть двояким. С одной стороны, он может серьёзно её затормозить, поскольку палестинский вопрос, урегулирование которого по-прежнему крайне затруднено, вновь встанет в центр ближневосточной повестки. С другой, обострение конфликта, напротив, может стимулировать начало переговоров с вовлечением региональных акторов, имеющих контакты с обеими сторонами. Важным условием такого развития событий должна стать отставка нынешнего израильского правительства и политическая маргинализация ультраправых. Вероятность такого развития событий высока после проведения объективного расследования, которое будет начато по завершению военных действий.

Очевидно, что немедленного возвращения к палестино-израильским переговорам после окончания военной фазы кризиса ожидать не стоит. Палестинская проблема вновь вернулась в центр ближневосточной повестки дня, но это нельзя считать возвращением к старым временам однозначной и безоговорочной арабо-израильской конфронтации. У региональных элит обладающих наибольшими ресурсами государств появилась реальная заинтересованность в том, чтобы обеспечить развитие своих стран и народов. Сделать это возможно только в случае укрепления безопасности и обеспечения предсказуемости развития обстановки на Ближнем Востоке. Именно этот интерес может стать драйвером к поиску компромиссных решений в будущем.

 


Вернуться назад

Возврат к разделу

Все новости